Жена настоящего мужчины

Что она пережила, я думаю, не надо даже описывать.

Но Иван вернулся. И ничего не стал объяснять. И почти перестал общаться. И исчез опять. И опять вернулся. Она полностью поседела за полгода.

— Что мне делать?! — спросила она меня, сидя у меня в кабинете. — Я сама все разрушила, да? Я не должна была ехать? Не должна была показывать ему сына? Должна была ради них сделать вид, что мне все равно?

— Вы все это уже сделали. Что толку обсуждать?

— Да, действительно. Но что мне делать теперь?

— Ничего. Просто жить, работать, вести дом, заботиться обо всех домашних, не забывать встречаться с друзьями и развлекаться.

— Вы шутите?

— Нет, я абсолютно серьезна. Просто я почти уверена, что сейчас там у вас не происходит ничего по-настоящему страшного. Там идет процесс.

— Какой?!

— Я точно не знаю, конечно. Но в сегодняшнем мире вы оказались почти в уникальной, если судить по СМИ и кухонным сплетням, ситуации: всю жизнь вас окружают мужчины. В хрестоматийном смысле этого слова. Берущие ответственность и принимающие решения.

— Да на фиг мне это надо! — гневно завопила она, и слезы брызнули из ее глаз, как у клоуна в цирке.

— Расскажите об этом на каком-нибудь женском форуме, где жалуются на отсутствие «настоящих мужчин». Думаю, ваши откровения смогут кого-то переориентировать, — усмехнулась я и увидела, что добилась своей цели.

Она больше не печалилась и не пребывала в отчаянии. Она злилась.

— Я с этим разберусь, — пообещала она.

— Не советую, — возразила я. — Просто внимательно наблюдайте. И конечно, дайте мне знать.

И это была история надежды.

Иван легко поступил на математический факультет. Отец и отчим блестяще его подготовили.

— Я все-таки обязан ему самим своим существованием, — сказал мне 20-летний Иван. — Кто ж виноват, что все так случилось. Когда я поехал познакомиться и поговорить с ним без материных вздохов и всхлипов, я его в общем-то понял. Когда-то он принял решение не осложнять нам жизнь, и, мне кажется, оно было правильным, потому что там он сражался без всяких тылов и победил, а здесь бабка с дедом и материна жалость просто медленно сжили бы его со свету. Но теперь я сам могу принимать решения. Я сразу увидел, что он давно перерос эту свою доморощенную артель, и она вполне может жить без него. Поэтому я все подготовил и перевез его сюда. Он Питер обожает. Я катал его по набережным, он молчал, но я видел, что у него костяшки белые и он кусает губы, чтобы не плакать. Работать сейчас откуда угодно можно — это не проблема. Отец (в смысле отчим) ему только чуть-чуть помог, а так он отличный спец, может на всех языках писать. Но это еще не все. Я сам-то хотел дома остаться, я Питер тоже до мурашек люблю. Но теперь думаю в США попробовать — там все-таки условия для инвалидов лучше. И как вы думаете: ведь реабилитация — это же ни в каком возрасте не поздно, да? Все же развивается, а он готов работать как зверь, и мы с ним думаем, может, он когда-нибудь еще и встанет, а?

— Вполне может быть! — искренне воскликнула я и подумала: от них, конечно, много проблем, но все-таки мне нравится, что «настоящие мужчины» все еще существуют на свете.

Эта наша встреча с Иваном была последней, но я совсем не удивлюсь, если однажды он окликнет меня откуда-нибудь из Калифорнии и расскажет, как они вместе с одним из его отцов все-таки преодолели судьбу, и тот встал на ноги и сделал еще один шаг вперед.

Катерина Мурашова

Похожие статьи

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Redler.ru | Развлечение, психология, юмор
Adblock
detector