Сперматозоиды не участвуют в гонке на быстрейшего, а яйцеклетка не так пассивна, как ходят слухи

Мысль, будто миллионы сперматозоидов устраивают спринт-гонку в надежде первыми овладеть яйцеклеткой, — еще одна фантазия гендерно маркированного мышления.

Когда мы упускаем влияние гендерных стереотипов на то, как формулируются те или иные научные предположения, сталкиваемся с конфузами, подобными тому, что будет описан в этом тексте.

Разбираемся вместе с Робертом Д. Мартином — профессором, почетным куратором кафедры биологической антропологии Полевого музея в Чикаго, членом Комитета по эволюционной биологии Чикагского университета и академическим гостем Института эволюционной медицины Цюрихского университета.

На пути от дремучести во взглядах на деторождение к не меньшей в некотором смысле дремучести

Пока наука не пролила свет на размножение, человечество полагало, будто новая жизнь зародилась спонтанно из неживой материи.

В середине XVII века исследователи чуть подкрутили оптику и предположили, что вся жизнь зародилась в момент божественного творения. Один человек существует внутри другого (женщины) по принципу матрешки, базируясь в яйцеклетке. Приходит срок и новые люди «высвобождаются». Подобные взгляды относятся к преформизму.

Можно было бы предположить, что с развитием науки «теория матрешки» потерпит крах. Но патриархат добавил искажений.

Когда возникновение микроскопа позволило увидеть не только яйцеклетки, но и сперматозоиды, теория перформизма переродилась в новую. Согласно ей, яйцеклетка — пассивный сосуд, который ожидает прибытия энергичных сперматозоидов. Именно последние отвечают за жизнь на земле — несут в себе «крошечных гомункулов» — уверяли научные мужи тех времен.

А голландский математик и физик Николас Хартсукер (изобретатель винтового микроскопа, к слову) даже нарисовал изображение такого гомункула, заявив, что видел его в микроскопе. Правда, потом выяснилось, что сэр скорее прогнал себя по-психологическому типированию на «воображаемое животное». Николас позже сам признался, что никакого человечка в головке сперматозоида он не видел.

Более мощные микроскопы отправили идею гомункула на свалку истории, но в определенном смысле мало что изменилось — упорно и настойчиво сохраняется представление о яйцеклетке как пассивном участнике в оплодотворении. Мол, она ждет, пока активные сперматозоиды проплывут через массу проблем, чтобы создать жизнь.

В 1991 году, мериканский антрополог Эмили Мартин, ныне работающая в Нью-Йоркском университете (UNYP), описала то, что она назвала «научной сказкой»: картину взаимодействия яйцеклетки и сперматозоидов, которая отражает сексистское представление, что «женские биологические процессы менее достойны, чем их мужские аналоги» и что «женщины менее достойны, чем мужчины».

Если бы это было всего лишь пережитком нашего сексистского прошлого — оскорбительной патриархатной фантазией, основанной на неверных научных данных, — это уже было бы достаточно плохо. Но постоянная институциональная поддержка предвзятой информации препятствует важнейшим методам лечения бесплодия как для мужчин, так и для женщин.

Миф о конкуренции сперматозоидов

Несмотря на утверждения об обратном, нет убедительных доказательств того, что мужчины биологически адаптированы к конкуренции сперматозоидов. История об изобилии сперматозоидов у беспорядочно спаривающихся шимпанзе контрастирует с тем, что мы видим у других приматов, включая человека.

Многие приматы живут в группах только с одним самцом, не имеют прямой конкуренции и имеют очень маленькие семенники. Во всех соответствующих сравнениях люди напоминают приматов, живущих в группах с одним самцом, включая типичную нуклеарную семью.

Семенники человека размером с грецкий орех составляют лишь треть размера семенников шимпанзе, которые примерно равны большим куриным яйцам. Более того, в то время как эякулят шимпанзе содержит очень мало физически ненормальных сперматозоидов, человеческая сперма содержит большую долю неликвида. Контроль качества человеческого эякулята, по-видимому, ослаблен из-за отсутствия прямой конкуренции сперматозоидов.

Миф об активном движении сперматозоидов

Другие выводы науки также противоречат популярным байкам. Например, большинство сперматозоидов млекопитающих на самом деле не плывут по пути к яйцеклетке, а пассивно транспортируются, благодаря движениям матки и яйцеводов. Таким образом, человеческая сперма пассивно переносится на значительные расстояния. И никакой гонки.

Прохождение спермы по женскому тракту больше похоже на чрезвычайно сложную полосу препятствий, чем на стандартную гонку по плаванию в стиле спринт. Количество сперматозоидов постепенно уменьшается по мере их миграции вверх, так что менее одного из миллиона исходных представителей будет окружать яйцеклетку во время оплодотворения. Любой сперматозоид с физическими отклонениями по ходу дела удаляется, но оставшиеся в живых, окружающие яйцеклетку, представляют собой случайные образцы.

Здоровые сперматозоиды — в некотором смысле участники лотереи, которые купили билеты

Распространение идеи, что оплодотворивший сперматозоид — кто-то вроде олимпийского чемпиона, затемнило тот факт, что эякулят может содержать слишком много сперматозоидов. Если сперматозоиды окружают яйцеклетку в чрезмерном количестве, возникает опасность оплодотворения более чем одним (полиспермия) с катастрофическими результатами. Полиспермия иногда возникает у людей, особенно когда у отцов очень много сперматозоидов. В большинстве случаев, когда яйцеклетка оплодотворяется двумя сперматозоидами, клетки полученного эмбриона содержат 69 хромосом вместо обычных 46. Это фатально и обычно приводит к выкидышу. Поскольку полиспермия обычно приводит к летальному исходу, эволюция, очевидно, привела к ряду препятствий в женском репродуктивном тракте, которые строго ограничивают количество сперматозоидов, окружающих яйцеклетку.

Женская репродуктивная система — активная участница процесса, которая ограничивает количество сперматозоидов, способных продвинуться к яйцеклетке.

Укоренившаяся идея о том, что «побеждает лучший сперматозоид», вызвала различные предположения о том, что происходит какой-то отбор, но трудно представить, как это могло произойти. Гораздо более вероятная идея, что оплодотворение человека — гигантская лотерея с 250 миллионами билетов, в которой для здорового сперматозоида успешное оплодотворение, по сути, является случайным выигрышем.

Укоренившееся представление о том, что человеческая сперма после эякуляции участвует в безумной гонке за яйцеклеткой, полностью затмила реальную историю размножения, включая доказательства того, что многие сперматозоиды не устремляются к яйцеклетке, а вместо этого отсиживаются в укромных уголках в течение многих дней, прежде чем продолжить движение. Долгое время считалось установленным фактом, что человеческая сперма выживает в женских половых путях всего два дня. Однако, начиная с середины 1970-х годов, появляется все больше свидетельств того, что человеческая сперма может сохраняться в неизменном виде как минимум пять дней.

В настоящее время широко распространен взгляд на более продолжительный период выживания сперматозоидов, который может составлять до 10 дней и более.

Культурные стереотипы влияют на вопросы, которые мы задаем о репродуктивной биологии и порой, как видно из текста профессора, ощутимо искажают, в том числе и якобы научные представления о предмете.

Лена Низеенко

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Redler.ru | Развлечение, психология, юмор
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Сперматозоиды не участвуют в гонке на быстрейшего, а яйцеклетка не так пассивна, как ходят слухи
Невероятные фотографии без фотошопа
Adblock
detector