Секты, вера и театр: Владимир Кехман обнаружил в Мхат им. Горького комнату с мощами и иконами, оборудованную бывшим худруком

Никогда ещё новый директор театра не был таким производителем ежедневных новостей. Владимир Кехман сильно удивляет театральное сообщество, а за его приключениями в Мхате следить интереснее, чем за многими сериалами. И в этот раз Кехман привлёк совершенно неожиданным образом – он нашёл в Мхате мощи и молебен Боякова.

Генеральный директор Мхат им. Горького Владимир Кехман

Дорогие читатели, начну издалека, с вашего позволения. Эта тема заинтересовала меня, потому как я и сам когда-то оказался в театре, в котором молитвы обязательны. Я был в некотором шоке и не знал как себя вести. И моя история очень похожа на то, что происходило в Мхате при Боякове. Я понимаю, что тема религии очень сокровенная для каждого и спорная. Я буду высказывать своё мнение, никому его не навязывая. Но мне очень интересно узнать что вы думаете и как ответите на вопросы в конце статьи.

Когда я заканчивал театральный институт, наш курс показывался в московские театры. Я и моя однокурсница Маша занимались обзвоном театров, мы буквально уговаривали нас посмотреть и, особенно, те театры, которые почти никогда никого не смотрят. Не всё у нас получилось и самые крупные и желанные театры нас отшили, но показов у нас было много. Мы поставили себе цель — показаться во все столичные театры, даже самые маленькие и частные. И под финал всех показов, когда курс уже порядком устал и вымотался, нас занесло в «Русский духовный театр Глас». Этот театр при церкви, а его худрук Н. Астахов выпускник нашей «Щепки», поэтому он с радостью нас смотрел. Но в этом театре было очень странно!

Секты, вера и театр: Владимир Кехман обнаружил в Мхат им. Горького комнату с мощами и иконами, оборудованную бывшим худруком
Театр «Глас» находится в центре столицы в небольшом здании

Я сразу почувствовал необычную атмосферу, увидел взгляды артистов, которые присутствовали на нашем показе и мне честно стало немного не по себе. Наш показ закончился: меня и мою однокурсницу Анну Астахов пригласил стать частью труппы. Я не мог сразу оформиться, потому как был ещё студентом, но Астахов попросил нас двоих ходить на репетиции в любые свободные часы от учёбы. Однокурсники посмеивались надо мной, записали меня в монахи, да и мне и самому было очень странно. Но студенту — выпускнику не стоит отказываться сразу, а вдруг бы меня больше никуда не взяли? А тогда я свою жизнь вообще не представлял без театра. И я начал ходить на репетиции.

И первое же, что я увидел на входе перед первой репетицией — это выговор на доске объявлений. Там было написано: «Объявить выговор артисту (какому-то) за нахождение в нетрезвом виде во время спектакля «Это наш Иисус — малютка» И смех, и грех, как говориться. А дальше меня ждал настоящий шок — перед репетицией была общая молитва всех сотрудников театра. Кто-то позвонил в колокол и из всех дверей повылетали артисты, реквизиторы и все остальные, столпились в реп. зале. Я тоже зашёл и навсегда запомнил этот момент. Астахов представил всем новых артистов и сказал: «А сегодня молитву почитает наш дебютант Сергей Марочкин!» У меня аж земля из-под ног ушла. Я вышел к нему, он дал мне книгу с молитвами, показал пальцем откуда читать и отошёл, оставив меня в центре зала. И я начал читать (я вообще очень далёк от церкви и молитв) и я запинался на каждом слове от трудности фраз и жуткого волнения. В какие-то моменты все начинали креститься, а я не понимал — подождать или читать дальше. В общем это было страшно, неловко и странно. А после молитвы я познакомился с артистами и они мне сказали, что молитва каждый день в 11 утра, и неважно есть у тебя репетиция или нет, нужно быть в театре в 11, а не то — выговор. И я представил как всю жизнь буду служить в этом театре, как буду каждое утро начинать с лицемерия.

Секты, вера и театр: Владимир Кехман обнаружил в Мхат им. Горького комнату с мощами и иконами, оборудованную бывшим худруком
Эдуард Бояков

Многие думали что же он будет делать после увольнения, а Бояков, видимо ему помог Прилепин, уже несколько раз выступил экспертом в передаче Первого канала «Время покажет»

И многие там действительно лицемерили. Для них эта молитва, посты в столовой и темы спектаклей — просто побочные моменты работы в театре. Некоторые артисты там активно и много выпивали, не верили ни во что и даже посмеивались над всем тем, что происходит в театре. Да и вообще — как может театр быть духовным? – подумал тогда я. После молитвы мы начали репетировать чеховскую «Чайку», в которой многое противоречило вере. Актёр надевает чужую личину, притворяется, лицедействует, часто изображает убийц, ругается непечатной лексикой, изображает любовь с теми, кого не любит. Да и профессия подразумевает многое, что церковь не одобряет. Поэтому я сбежал из этого театра. Мне повезло — меня взяли в другой. Театр произвёл на меня впечатление негативное, я почувствовал обман. Я так не могу. Артистов и других людей буквально заставляют читать молитвы и во что-то верить. И это, на мой взгляд, очень печально.

Простите за долгое отступление, но оно связано с темой статьи. Итак, Владимир Кехман нашёл в театре комнату для молитв, с мощами и иконами, которая была оборудована бывшим худруком Эдуардом Бояковым. Кехман рассказал об этом в интервью «Москве 24»:

Когда я вошел в театр и увидел у персонажа Эдуарда в кабинете горящие лампады, меня это привело в удивление, честно сказать. Кроме всего прочего, я обнаружил в театре комнату, где хранятся мощи. Это целая молебная комната, где раньше сидели водители. Более того, приходили некоторые персонажи от Эдуарда и просили, оказывается, в этой комнате есть какие-то личные иконы или еще что-то. Я сказал, конечно, мы все отдадим, но тогда, когда разберемся, как это попало в театр и что творилось в этой комнате с иконами и мощами. Странная история…

А я абсолютно не удивлён. Я прекрасно знал от артистов театра, что Бояков не только сам занимался странными вещами, но и принуждал артистов участвовать в каких-то тренингах, напоминающих секту. Артисты были в шоке, они скидывали мне бумагу, которую Бояков раздавал перед этими практиками:

Секты, вера и театр: Владимир Кехман обнаружил в Мхат им. Горького комнату с мощами и иконами, оборудованную бывшим худруком

А сами тренинги, по словам артистов, были очень странными, стыдными и сектантскими

И если актёр отказывался участвовать в таких практиках, он мог лишиться роли, премии и т.д. При этом, Бояков очень боялся что о его практиках кто-то узнает со стороны и требовал оставлять телефоны, дабы никто ничего не снял на фото или видео. И про эту комнату молитв тоже мне говорили. Это такой уголок веры в театре, который был местом силы Боякова и его приближённых. Да и вообще, Бояков хотел сделать театр весьма религиозным, ставил спектакли на эти темы, часто говорил о вере на репетициях, навязывая своё мнение артистам, устраивал сомнительные практики и устроил мини церковь в театре. И вот о чём я вас хочу спросить, дорогие читатели — разве вера не добровольна? Разве можно кому-то её навязывать и заставлять молиться? Я понимаю, что театр «Глас» духовный и при церкви, но всё же. И неужели церковь уже перестроилась и перестала считать артистов лицедеями? И не является ли создание таких молебнов в театре кощунством? Как вы думаете? И как-то не вяжется у меня в голове весь из себя верующий Бояков и он же, который приглашает на роль Бузову в очень пошлый спектакль про Сталина. Какое-то это лицемерие, по моему мнению. Но, повторюсь, никому свои мысли не навязываю.

Напишите, пожалуйста, ваше мнение в комментариях – мне очень интересно. Может ли быть театр при церкви?

Автор: Сергей Марочкин

Источник

Похожие статьи

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Redler.ru | Развлечение, психология, юмор
Секты, вера и театр: Владимир Кехман обнаружил в Мхат им. Горького комнату с мощами и иконами, оборудованную бывшим худруком
17 Любопытных Трюков О Том, Как Перехитрить Наш Организм
Adblock
detector