«Меня били и ничего, человеком вырос»: о последствиях физических наказаний детей на постсоветском пространстве

К сожалению, до сих пор в России физические наказания ребенка не являются чем-то из ряда вон выходящим. Родители оправдывают свои поступки тем, что «нас били в детстве и ничего». Хотя на самом деле очень даже чего. Именно взрослые, имеющие опыт насилия в детском возрасте, чаще всего бьют своих детей. К каким последствиям для детей это приводит? И как прервать передачу такой травмы последующим поколениям? Рассказываю в статье.

По данным исследований правозащитных организаций, в настоящее время физическому насилию в семье подвергается 70% детей. Честно говоря, меня такая цифра ужасает. Времена сильно поменялись, отношения родителей с детьми тоже все больше трансформируются в сторону эмоционально близких и доверительных. Однако физическое насилие на постсоветском пространстве, к сожалению, все еще является некоторой нормой. Далее поделюсь соображениями, почему так происходит.

Причины

Я думаю, физическое насилие все еще имеет место быть, по следующим причинам:

— Установки. Как ни странно, но многие люди действительно убеждены в том, что физическое насилие — это нормально и ничего такого в этом нет. Кроме того — это полезно. Как же еще научить уму-разуму нерадивое дитя? В паре с этой установкой часто соседствует другая: «дети — моя собственность». А раз так, то человек имеет право обращаться со своими отпрысками как угодно, наряду с материальными вещами.

— Собственные травмы. Многие сложности детско-родительских отношений часто проистекают именно из-за непереработанных травм родителей.

— Зависимости и психические расстройства. Ну, здесь понятно: если человек находится под воздействием веществ или болезни, то он не в контакте с реальностью и не может контролировать свои импульсы. Кроме того, физическое насилие часто является проявлением садистических наклонностей родителя.

— Нет навыка управления агрессией. Иногда получается так, что человек копит раздражение или злость в себе до последнего, а потом взрывается, как ядерная бомба.

А иногда получается, как в том анекдоте: на папу накричал начальник, он промолчал, пришел с работы домой, накричал на жену, жена — на детей, дети отыгрались на кошке, а та отомстила с хозяйскими тапками.

Детей бьют чаще в семьях с напряженными отношениями между супругами. Когда взрослые ссорятся, то дети нередко становятся крайними, жертвами родительских эмоций.

— Стокгольмский синдром. Самое страшное в том, что дети, которые подвергались физическому насилию, чаще всего оправдывают своих родителей. Они объясняют себе причины, по которым с ними так обращались, искренне начинают считать, что это было для их же блага и часто винят себя в происходящем. Так проявляется популярный стокгольмский синдром.

Когда у ребенка нет психических ресурсов, чтобы справится с травмирующей ситуацией (а физическое насилие, безусловно, таковой является), то он прибегает к защитному механизму — идентификацией с агрессором. Быть жертвой, испытывать весь ужас, гнев, боль и бессилие настолько невыносимо, что ребенок выбирает другой путь. Чтобы выжить во всем этом, ребенок пытается как будто встать на место агрессора, чтобы оправдать его. То, что можно объяснить, уже вроде как можно и выдерживать и тогда он говорит: «били — значит, было за что» или «да, били, но нормальным вырос».

Но в последствии такие дети несут насилие и в свои семьи, т.к. для себя они уже оправдали это. Получается этакий цикл насилия, который повторяется в каждом последующем поколении. Так происходит передача травмы. К чему это приводит и как разорвать этот круг?

Последствия

Хочу привести вам данные из свежего исследования российских коллег Ольги Миркиной и Екатерины Лаптевой, посвященному физическому насилию в семьях.

Вот что происходит со взрослыми, которые имели опыт насилия в детстве:

— Такие люди чаще меняют партнеров/супругов, чем те, которых не били.

— Женщины, в десять раз чаще подвергаются изнасилованию во взрослом возрасте, чем те, которых не били. Это объясняется в том числе и тем, что у битых в детстве людей чаще вырабатывается реакция замирания, вместо того, чтобы бить в ответ на агрессию или бежать.

— Такие люди чаще думают о самоубийстве.

— У таких людей замечены изменения на нейробиологическом уровне, связанные с агрессией. Условно это можно назвать «недержанием аффекта», т.е. когда человек сначала реагирует, а потом осознает, что сделал. Они очень быстро злятся, чувства захватывают их и цепочка «стимул-реакция» становится непропорциональной. Поэтому им сложно сдерживать свой гнев и удерживаться от насильственных действий.

Разница в «недержании аффекта» между «битыми» и «не битыми» группами существенная. С одной стороны, у тех, кто подвергался насилию, есть тенденция к тому, чтобы в собственной семье все было иначе и у детей была возможность получить другой, ненасильственный опыт. Но с другой — в силу своих личностных особенностей, такие люди срываются и бьют своих детей, хотя потом и сожалеют об этом.

— В целом повторяющийся опыт физического насилия в детстве является кумулятивной травмой и часто приводит к возникновению ПТСР (посттравматическому стрессовому расстройству).

— Если обратиться к западным исследованиям, то можно обнаружить связь между физическим насилием и работой мозга ребенка. В Монреальском Университете выяснили, что у детей, подвергавшимся насилию, префронтальная кора и миндалевидное тело имеют меньший объем, чем у ровесников, которых не били. А в Техасском Университете исследование, опиравшееся на данные последних 50 лет и 160000 детей, показало, что чем больше детей наказывали физически, тем больше они демонстрировали антисоциальное поведение, сложности с познавательными процессами, нарушение когнитивных функций, агрессию и психические отклонения во взрослом возрасте.

Что делать?

Если вы в своем детстве сталкивались с физическим насилием и не хотите применять его по отношению к своим детям, то в первую очередь стоит разобраться с собственной психологической травмой и недержанием аффекта. Важно научиться замечать свое состояние и переводить фокус внимания на свои чувства (и проживать их), а не на объект вашего гнева в данный момент. Постепенно время от стимула до реакции будет увеличиваться. В этом могут помочь процессы, связанные с познанием себя: образование, самообразование и долгосрочная психотерапия.

С травмой же можно разобраться при поддержке психолога. В безопасном пространстве терапии вы сможете выразить адресату ту боль и ярость, которые были накоплены за всю жизнь и интегрировать собственные расщепленные части. Вам больше не придется идентифицировать себя ни с агрессором, ни с жертвой. Это небыстрый процесс, но он того стоит!

И напоследок напомню, что счастливые родители не бьют детей. Поэтому, чтобы прекратить насилие по отношению к своим детям, важно заниматься собой, своей жизнью и своими отношениями.

Друзья, а у вас есть такой опыт? Как он, по вашему мнению, отразился на вашей жизни?

Источник

Похожие статьи

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Redler.ru | Развлечение, психология, юмор
«Меня били и ничего, человеком вырос»: о последствиях физических наказаний детей на постсоветском пространстве
Бог велик: притча о вере, которая творит чудеса
Adblock
detector